Как вы можете помочь

Мы постоянно принимаем одежду и нижнее белье, носки (только для взрослых), продукты (крупы, консеры, тушенку и т.п.);

Вы можете привезти их на Свердловский проспект, 12 (цоколь магазина «Двери») или на стоянки «Автобуса жизни».

Поддержать проект финансово можно нажав кнопку “Пожертвовать” в группе Вконтакте и кнопку “ПОМОЧЬ” на сайте.

  1. Перечислить по СМС — 7715 — пишем в сообщении слово “продукты” пробел сумма (пример: продукты 200).
  2. Если придет смс для подтверждения, это нормально, на него просто надо ответить, с вас не снимут дополнительных денег.

На что пойдут деньги:

  1. продукты питания;
  2. бензин для «Автобуса жизни»;
  3. транспортировка клиентов до больниц, приютов и гос. учреждений;
  4. адресную помощь;
  5. поддержку медикаментами, нижним бельем, носками и  средствами гигиены;
  6. на поддержание в действии «автобуса жизни»;
  7. одноразовые тарелки, стаканы, ложки, антисептики, перчатки и медицинские маски;
  8. восстановление документов.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей. 
Мы будем раз в квартал присылать вам письмо с новостями.

Контакты
Ⓒ 2021 - All Rights Are Reserved
Меню
Евгений

С Евгением познакомились в «Доме Надежды» — приюте в поселке Потанино, город Копейск.
Евгений всегда рядом, когда мы приезжаем, но ему всегда как бы неловко, старается сесть с краю, или отойти в сторону, всегда молчит. Позже мы узнали, что у него нет части языка, поэтому он почти не разговаривает, или же его очень сложно понять. А еще у Евгения эпилепсия.  Он жил с матерью и братом. Сестра замужем и живет своей семьей. Мама умерла и при дележе квартиры родственниками, они с братом оказались на улице. Трудоустройство в принципе для инвалида — сложность, а пустить в съемное жилье человека, который не может объясниться и выглядит явно не способным регулярно платить — вряд ли кто решится. Оказаться одному, без поддержки близких, человеку с физическим недугом — это очень страшно. Но, к счастью, есть «Дом надежды» — в котором мужчина живет очень давно. А недавно нашелся его брат (на фото ниже), он считал его давно умершим. Сейчас они находятся вместе в приюте.

×
Дядя Вова

Дядя Вова. Сторожит дом и живет при нем же (работает за предоставление угла), размер пенсии вынуждает приходить к «Автобусу Жизни» несколько раз в неделю. Владимир не курит и не пьет, отрицательно относится к любому вреду здоровью. Всю жизнь проработал юристом в прокуратуре, затем в арбитражном суде. Родных нет, самые близкие существа — это две собаки, которых он спас с живодерни.

×
Юра "Одесса"

Юра «Одесса» — 12 лет служил в полиции в Одессе, отсюда и привязалось прозвище. Приехал за женой в Россию, поссорились, ушел из дома: «Жил подработками, а потом пальцы отморозил, ампутировали… Никому я такой на работу не нужен. Жил на трубах, начал пить, а как зимой согреваться еще». Зимой этого года у Юрия отказали ноги, и он просто замерзал, волонтеры пытались вызвать скорую, но она отказалась выезжать к бездомному. С большим трудом, смогли найти транспорт, и Юру принял приют «Дом надежды», где его отмыли и привели в порядок. Команда «Жизни» привезла его в больницу, где он смог хоть немного восстановить здоровье. Сейчас он в приюте. «Меня спасали незнакомые люди, кто пускал переночевать, кто едой, спасибо всем, кто помогал и помогает. Я не думал, что так все будет в моей жизни, не мечтал о таком.

×
Тамара

Тамара жила самой обычной жизнью. Работала. С возрастом стали болеть ноги. Под статьи об инвалидности она не подходила, но гражданский муж сказал: сиди дома,как – нибудь справимся, а то совсем еле ходишь.

Тамара стала хозяйничать дома. В семье считалось, что муж – здоров и ему предстоит долгая жизнь, будет заботиться о супруге, которая слаба здоровьем.

Но все вышло наоборот. Неожиданная болезнь и скоропостижная смерть все изменили.

Завещание муж составил на внучку. Общих детей у пары не было. Только от первого брака у мужчины.

«Чтобы к вечеру тебя уже здесь не было,» —   сказали Тамаре и она ушла жить в приют. Всего она сменила 4 центра. Пока не попала в Копейск, где сейчас о ней заботится Ирина (ее история тоже приведена здесь).

Тамару редко можно увидеть с улыбкой, она и не ждет ничего радостного от жизни. Она с трудом верит людям, но несмотря на это продолжает им помогать: вяжет носки для ребят из детского дома и бездомным.

×
Татьяна Николаевна

Татьяна Николаевна родилась в Днепропетровске, в обеспеченной семье партийных работников. Трудовая профессия, семья.
Уже в зрелом возрасте направили на работу в Челябинск, на Силикатный завод.
Жили в общежитии, в 90-е непонятные годы решили купить дом. Уже отдали за него деньги. Собирались ехать оформлять документы. Вдруг, звонок: ваш муж погиб, сгорел в доме, вместе с его владельцами.
Потом: нервный срыв, больница. На работу уже не вернулась. Накопления все были вложены в дом.
Паспорт СССР вовремя не сменила. Пенсия до сих пор не оформлена. В многочисленных скитаниях: от кельи в монастыре до реб.центра «Свет миру», был утерян и он.

Сейчас чтобы оформить пенсию, нужно установить личность. Чего чиновники никак не могут сделать.
В бесконечных походах по инстанциям волонтеры сейчас пытаются его восстановить. Но конца и края этому не видно.

 

×
Александр

История Александра довольно типична, и относится к одному из пунктов, почему человек оказался на улице. Потеря близких: смерть родителей, старшего брата… Все это подкосило и средство забыться стало традиционным — алкоголь. А до этого была работа, профессия — железнодорожный электромонтер, планы на собственный мебельный бизнес вместе с братом. Два года Александр приходил к «Автобусу Жизни», общался с волонтерами, общение с нашим бессменным водителем Славой повлияло на то, чтобы пройти реабилитацию и вернуться к нормальной жизни. Саша поверил, что его не осудят, а поддержат в этом решении.
«У меня такие же мечты как у всех, обычные — хочу семью, работу… Набраться смелости и позвонить родственникам. Сейчас не могу найти нужных слов, много накосячил».
Александру 33 года, прошло еще только три месяца реабилитации, но при поддержке, он справится.

×
Ирина

У Ирины нет гражданства, хотя она коренная Челябинска, от этого сложности с работой, пенсией, жильем.
Родилась в любящей семье: мама, папа, старший брат. Все жили дружно. К 30-ти годам не стало родителей. Мужчина, с которым были серьезные отношения, позвал в Ташкент. Готов был принять ее ребенка и заботиться о них.
Тогда еще был Советский союз, идея не казалась плохой: уехать в теплый климат с любимым человеком и сыном. Отвлечься от тоски по родителям.
Там она прожила 10 лет, отношения с возлюбленным не сложились. Брат позвал домой: «Что мы вместе не справимся? Что вам там одним делать!»
К тому времени паспорт у Ирины был старый, советский, и новое гражданство. Брат обещал помочь.
Поначалу все было хорошо: работа нашлась и без гражданства, сын готовился пойти в армию, это облегчало получение документов.
Но в свой день рождения он разбился на машине. Ирина месяц не разговаривала совсем. Ей не хотелось жить. Подруги и брат помогли пережить горе. Понятно, что в этот момент, она совсем не занималась документами.
Однажды, брат, как обычно, ушел на работу, но с нее не вернулся. Она обращалась в полицию, обзванивала больницы, морги. Прошло время, объявили пропавшим без вести.
Своего жилья у них никогда не было, и родители, и брат и Ирина всегда снимали. Начались проблемы с работой, денег стало не хватать на съем угла, только на питание.
«Подруга хотела забрать меня к себе, но она сама в общежитии с детьми, зачем я буду их стеснять. Их у меня две, близких, с кем общаемся до сих пор,» — рассказала Ирина.
Так она оказалась в приюте, сначала в одном, потом в другом, потом в третьем. Ирина всегда стесняется просить одежду, лекарства, даже если в них нуждается, старается или заработать сама или носит, что есть.

Сейчас женщина принимает и ухаживает за вновь пришедшими в приют людьми.

×
Геннадий Михайлович

Геннадий Михайлович работал на шахте в Копейске, вышел на пенсию. С супругой жили хорошо, но расписаны не были. Вроде все было нормально.


Супруга заболела. Впала в кому. Дети от первого брака женщины сказали, чтобы он съезжал с квартиры. Прав у него никаких нет, не является собственником.
Так оказался в приюте. Ему там не просто: на старости лет оказаться еще с несколькими людьми в комнате, жить по расписанию очень тяжело.
Супруга вскоре умерла, надежды вернуться домой стало меньше.


 До конца еще не верит, что оказался в приюте надолго. Смотрит потерянными глазами.
Есть пенсия. Но она копеечная. Снять нормальное жилье, чтобы хватало на еду, лекарства и одежду — практически нереально.
Был вариант комнаты в общежитии. Но выяснилась, что у мужчины рак. Нужен контроль за его здоровьем, если станет хуже, ухаживать.
Это пока возможно только в стенах приюта.

×
Наталья

 


Наталья обратилась к нам осенью. Всей семьей они переехали из деревни.
С работой там и в обычное время дела обстоят не очень хорошо. А в разгар пандемии стало совсем плохо. Решили перебраться в город, сняли квартиру, а вот с работой возникли сложности (несмотря на востребованную сейчас профессию мед.сестры).

Деньги уходили на сотовую связь — обзвон работодателей, квартиру, поездки на собеседования.
На еду совсем ничего не оставалось.
Как раз прошла первая акция «Кабачок для бездомного» (совместная акция с «Разделяйкой» — экологическая акция). Собрали для семьи продуктовый набор из пожертвованных круп, консервы, масла и т.п.
Какое-то время семья питалась на стоянках «Автобуса жизни».

Через пару месяцев появилась работа.
«Вы не представляете, как мы вам благодарны! Это трудно передать словами. Мы были на грани, еще чуть и улица, вы просто нас вытащили…»
Сейчас семья активно помогает нуждающимся. Фото просили не размещать, так как на работе могут не понять.

×